Трудный путь иностранных врачей в Австралии

Стать врачом, медсестрой в Австралии

Трудная дорога для иностранных медиков в Австралии
Что ожидает на этом пути
Встречаясь на конференциях и разговаривая с врачами из разных стран, мы часто задаем друг другу одни и те же вопросы: Как у вас страховая медицина работает? Сколько больных вам приходится принимать в день? Сколько вам за консультацию платят? Какие требования у вас для получения лицензии для медицинской практики? Как часто вам приходится дежурить в больнице? Все эти вопросы представляют большую часть жизни и работы каждого медика в любой стране, но их не часто обсуждают в медицинских журналах, это ведь не наука. Пусть это не наука, но это повседневная практика без которой никому из нас не обойтись. Поэтому мы решили открыть новый раздел на сайте, «Медицинская практика», в котором можно будет размещать материалы о жизни и работе медиков.

Сегодня этот раздел открывается выдержками из статьи австралийского онколога, Др. Ранжана Шривастава: «Мост в никуда — трудный путь иностранных медицинских выпускников» Полный английский текст статьи, опубликованной в Медицинском Журнале Новой Англии (NEJM), вы можете прочитать перейдя по ссылке (1).

Для медсестер будет интересной наша коллекция ресурсов, которая поможет с подготовкой лицензионным экзаменам и изучении медицинского английского языка.

Как вы увидите, путь действительно трудный. Удачи и успеха Вам, если Вы отважились отправиться в дальнее плавание к австралийском берегам! Посмотрите также статью с обзором австралийских организаций, которые работают с иностранными медицинскими выпускниками, и не только врачами, но со всеми медработниками. Вам придется иметь дело с ними, и не раз.
Др. Шривастава рассказывает о своих занятиях с группой иностранных врачей, которые пытаются вернуться к своей профессии, подготовке к  OSCE экзамену по пропедевтике,  снова стать врачами и работать в Австралии. Каждый год сотни иностранных врачей в Австралии перелопачивают тысячи экзаменационных вопросов по разным разделам медицины, от внутренних болезней до гинекологии. Им приходится не только повторять теорию, которую некоторые из них проходили десятки лет назад, но и освоить все социальные и поведенческие нюансы того, как быть врачом в австралийском обществе. Некоторым приходится заниматься при этом поддерживая свои семьи, работая водителями такси или помогая фермерам, другие надеются на мизерные личные сбережения или небольшую правительственную помощь. Они живут мечтой о возвращении к своей профессии врача, но реальность часто оказывается для них кошмаром. :
..........
«...типичный день в моей клинике в Мельбурне, потерянные истории болезни, результаты сканирования, больные в шоке от своего диагноза. Хотя остается еще гора диктовок, день соблазнительно близок к завершению. За исключения предстоящего практического занятия. Пережевывая остатки ланча, я борюсь с соблазном отменить это занятие. В конце концов, уговариваю я себя, работа эта добровольная, добавленная к длинному списку других обязанностей. Мои студенты наверняка поймут и может даже будут рады свободному летнему вечеру. Но прежде чем мои рассуждения подходят к концу, я получаю звонок: «Доктор, если опоздаете, не беспокойтесь, мы подождем.». Укол совести. Я торопливо заканчиваю диктовки и отправляюсь на встречу со своими студентами. :»
...........
« -"Извините за опоздание"
-"Ничего страшного, мы боялись, что занятие пропадет совсем, так что нам повезло".
-"Какой хороший день сегодня", я пытаюсь прибавить энтузиазма.
-"Для нас все дни одинаковые", отвечает мне невеселый голос.
-"Ну, какие новости?"
-"Никого не приняли для участия в сдаче экзамена на следующий месяц"
-"Как жаль, а почему?" Я спрашиваю, но уже знаю ответ.
-"Слишком много кандидатов и слишком мало мест". Разочарование висит в воздухе.»
........
«Занятие начинается с Якова, я предлагаю ему выступить в роли обследующего врача. Яков 40 летний хирург-ортопед из России. Его жена работает секретарем, при этом ухаживая за их двумя детьми. Он убедился очень быстро в невозможности пробиться в высоко контролируемую область ортопедии, но долго не мог смириться с идеей сменить специальность и начать готовиться к карьере семейного врача. В конце концов он решил все же стать на этот путь, решился ради своих детей.
Я играю роль человека с классическим набором факторов риска коронарной болезни, который обращается в отделение неотложной помощи с болью в грудной клетке. Пытаюсь делать клинический сценарий как можно более простым, помня о том, что у Якова хирургическая специальность. К сожалению, он проводит обследование плохо и проваливается, в то время как его коллеги нервно отводят глаза в сторону. Пот стекает по лицу у Якова. Я пытаюсь найти что-то положительное, но вместо этого у меня вырывается резкое замечание: "Вы даже и не пытались!"
Прошло восемь минут стыда для Якова, но он не сдается. «Именно поэтому я сижу здесь целыми днями. Мне нужно научиться!» Он погружается с головой в потрепанный Оксфордский Учебник Медицины. Я перехожу к разбору клинической истории и ведения больного с инфарктом миокарда. Но знаю, что Яков на время потерян для меня. «
..........
«Далее очередь Аббаса, торакального хирурга из Ирака. Последние три года он провел работая в качестве санитара в доме престарелых. Однажды медсестра поймала его за чтением истории болезни одного из пациентов. Он быстро признался в своей бывшей врачебной профессии, но умолил ее никому не говорить об этом, боясь потерять свою работу, которая кормит семью из пяти человек. После месяцев уговоров он пришел к нам. С тоской в глазах он сказал: «Ничего плохого нет в том, чтобы работать санитаром, но я всегда хотел быть врачом.» Он заплакал, когда я предложила ему присоединиться к нашей группе. Я еще не знаю, что жизнь заставит его отложить свои попытки. После нескольких недель отсутствия я получаю от него письмо с извинениями. Он не может сократить свои 60 часов в неделю работы, чтобы посещать занятия. Он пишет, что даже те два часа, которые он провел с группой были для него самыми счастливыми в его жизни, просит передать пожелания успеха остальным участникам группы. Жаль, он мог бы снова стать врачом, и очень хорошим. «
.........
«... большинство иностранных врачей в Австралии не получает никакой поддержки или совета от медицинской бюрократии, поглощенной своими собственными заботами. Даже если иностранным врачам удается найти подготовительные занятия и преодолеть барьер дорогих и трудных экзаменов, им приходится переезжать в отдаленные регионы, чтобы только найти работу, им приходится срывать с места семью, которая только пытается приспособиться к новой стране. Многие рассказывают о том, что оставили успешную работу и хороший стиль жизни дома, вопреки политическим и социальным проблемам, которые вынудили их уехать из родной страны. Здесь ситуация меняется на обратную, но результаты могут быть одинаково неприятными.»
.............
Друзья женщины-врача из исламской страны рассказывают, что ей приходится выдерживать упреки мужа за ее желание работать в австралийской медицинской системе. Врач из Китая подвергается дискриминации из-за своего сильного акцента. Отец другого врача умирает, и ей надо выбирать, поехать ли домой проститься с ним, или сохранить деньги для оплаты экзамена.
.......
Когда я поделилась мои сожалениями с одним из моих коллег, он с раздражением сказал, что иностранным врачам нечего делать в Австралии, пусть остаются там, где родились. Он не замечает иронии того, что мы оба тоже иммигранты, просто во втором поколении. Нам просто повезло, что предыдущее поколение проделало всю тяжелую работу по интеграции в австралийское общество. Когда иностранные выпускники в конце концов получают лицензию, они работают добросовестно, часто в местах большой нехватки медицинских специалистов. На самом деле, западные страны полагаются на иностранных медиков для пополнения своей системы здравоохранения. «
.......
« Наше занятие подходит к концу. Я вспоминаю о своем желании избежать этого занятия. «А можно мы проведем следующее занятие в пятницу?» спрашивает один из врачей. «Почему не в понедельник?». «А ей в надо ехать в аэропорт, встретить своего малыша». «Конечно, - отвечаю я, - а сколько времени вы не видели своего ребенка?». «Два года, после того как я его родила, он жил с моей мамой, мне надо было готовиться к экзаменам».

Связанные статьи Вы могли бы также прочитать:

0 comments:

Отправить комментарий